Газета "Призыв" (Владимир) N46 (26598) 1 апреля 2009 года (среда)

http://www.prizyv.ru/

Рубрика "Культура"

Интерес к искусству зависит от цен на нефть?

      "Картины, которые нам нравятся, выбираем не мы. Их выбирает наше подсознание. Глаз видит изображение и посылает импульс в мозг. Там рождаются воспоминания, ассоциации. Мы не всегда можем их понять и объяснить, но чувствуем - всегда", - считает Наталья Колыбалова, владелица одной из владимирских галерей.

      Таланты и поклонники

      - Я приехала во Владимир десять лет назад. Время было довольно грустное - дефолт, все живут ожиданием худшего, мысли мрачные. И вот случайно зашла в выставочный зал областного центра изобразительных искусств и там впервые увидела работы "владимирской школы живописи". Это было совершенно поразительно, ни на что не похоже. Как-то сразу подумалось, что всё будет хорошо.

      Раньше я жила в Белоруссии, в Гродно. Там живопись совершенно другая: иная палитра, иная манера письма. Картины принято рисовать в западной холодноватой манере - они очень сдержанные, рафинированные, с драматическим сюжетом. А во владимирской живописи есть какое-то постоянное ощущение праздника, чуть-чуть детский взгляд на мир - без напряжения, без конфликта. Это непосредственные, легкие для восприятия, дружелюбные работы. Врастать в новое жизненное пространство всегда сложно, но мне вдруг стало понятно - в городе, где рисуют такие картины, не может быть плохо.

      - Как подбирались работы для галереи? Вы искали художников, или они находили вас?

      - Случалось по-разному. В галерее есть работы очень талантливых девочек, которых я нашла буквально на улице, например, Жени Ищауловой. Они закончили наш худграф, не знали, что делать дальше, но не видели для себя другой дороги, кроме живописи. Поэтому стояли в центре, рядом с Золотыми воротами, и продавали свои картины. У меня тогда ещё практически ничего не было, но я тоже знала, что не хочу заниматься ничем, кроме галереи. Вот так люди, нуждающиеся друг в друге, встретились. Судьба?

      Стиль галереи складывался постепенно из работ самых разных художников: Виктора Смирнова, Евгения Редько, Николая Бондаренко, Дмитрия Холина, Андрея Мочалина, Алексея Солодилова. Мы первыми "открыли" Владимира Батаева - сейчас его работы очень популярны. В прошлом году, когда в Суздале Павел Лунгин снимал фильм про Ивана Грозного и митрополита Филиппа, к нам в галерею зашел знаменитый актёр и священник Иван Охлобыстин со своей женой. Они загляделись на картину Батаева "Солнечные блики". Правда, так и не купили. Зато Охлобыстин оставил нам автограф - написал что-то вроде "очень приятно, что в наших небольших городах можно найти такие интересные места". А картину потом приобрела одна владимирская дама, большая поклонница Батаева. Про Охлобыстина она ничего не знала. Я её потом спросила: "Довольны ли вы?" - "Не налюбуюсь".

      - Вообще, бывает, что картины покупают какие-то известные люди?

      - Чаще полотна приобретают в подарок известным людям - владимирским юбилярам или почётным гостям города. В последний раз купили картину для Сергея Шойгу. Это был пейзаж Мочалина - вид на Успенский собор, очень парадный и официальный.

      - А часто ли владимирские художники рисуют именно из расчёта на продажу?

      - Творчество любого художника неоднозначно. У каждого есть этюды и наброски, сделанные в процессе поиска. Есть картины для выставок, с ними авторы расстаются редко. Есть коммерческие работы - когда художник специально рисует то, что собирается выставить на продажу, или повторяет какой-то успешный сюжет. Есть картины, написанные именно на заказ. И всё это делает один и тот же человек. В Москве есть авторы, которые работают исключительно на конъюнктуру: самый известный пример - это Никас Сафронов. Во Владимире таких нет.

      Не только дырку на обоях закрывать

      - А кто сейчас покупает картины? И часто ли?

      - Владимирские покупатели достаточно активны. Среди них есть и серьёзные коллекционеры, и люди, которым нужна картина для интерьера. Довольно показательный момент - раньше некоторые из них приходили в галерею с куском обивки, чтобы "подобрать нечто подходящее", а теперь - со своим дизайнером. А другие очень серьёзно относятся к своему дому и ищут такое полотно, которое могло бы наполнить жилище эмоциями. Женщины иногда покупают картины "под настроение" - просто потому, что какая-то работа им очень понравилась, и захотелось побаловать себя.

      - Есть ли те, кто рассматривает живопись как способ размещения капитала и покупает картину потому, что через какое-то время она будет стоить вдвое дороже?

      - По моим наблюдениям, во Владимире такие люди попадаются редко - обычно они интересуются антиквариатом, а не картинами. Хотя владимирская живопись в этом плане тоже обладает серьёзным потенциалом. У нас в городе есть мастера очень высокого ранга - в первую очередь, это Юкин, Бритов, Кокурин, Егоров - и их картины очень высоко ценятся у коллекционеров, причём не только на российском, но и на мировом уровне. Впрочем, цены на их работы иногда различаются в разы. Так, ранние картины Юкина, написанные в 1950-х, стоят относительно недорого. А его работы, сделанные в манере "владимирской школы живописи", могут оцениваться в десятки тысяч долларов. И со воеменем, очевидно, будут стоить ещё дороже. Есть и другой путь "размещения капитала" - покупать работы не мастеров с именем, а тех, кто только начинает, но уже имеет потенциал. Но для этого нужно разбираться в живописи, знать многие тонкости и обладать завидным чутьём. Во Владимире подобных знатоков почти нет - большинство наших покупателей выбирает всё-таки по принципу "нравится - не нравится". Хотя есть авторы, работы которых уже выкупают московские галереи: Холин, Лобачев, Мочалин, Батаев, молодой Александр Котов... Каждому из них предрекают большое будущее.

      - А иностранцы часто покупают работы владимирских художников?

      - Они заходят, бурно восхищаются, фотографируют, но картины не покупают - просто потому, что у нас очень сложная система вывоза предметов искусства за границу. Простому туристу её не осилить.

      Никакого абстракционизма!

      - Галерея, художественный салон и сувенирная лавка, торгующая в том числе и картинами, - это разные названия одной и той же сути?

      - Нет. Галерея, например, отличается от художественного салона тем, что не только продаёт картины, но и участвует в выставках, в том числе выездных, где представляет работы местных художников. Самое крупное наше достижение в этом плане - участие в московском салоне Центрального дома художника, где были представлены практически все российские галереи. Мы показали там картины Дидье Делануа - это художник, который живет между Владимиром и Парижем, в России он свои работы принципиально не продаёт, но для нас сделал исключение; Виктора Софронова - он, кстати, тоже перед этим четыре года провёл во Франции и в нашем городе практически не был известен, Дарьи Тимошкиной, Евгении Ищауловой... И то, что мы привезли на эту выставку, произвело большое впечатление. На наших художников обратили внимание.

      - В вашей галерее почти нет портретов, абстрактных полотен, жанровых сцен. Это принципиальная позиция?

      - Это особенность владимирской живописи. Абстракции у нас рисуют крайне редко. Как правило, это очень молодые авторы, которые ищут пути для самовыражения. Свои работы они не продают - если повезёт, выставляют; а чаще хранят у себя или раздаривают друзьям. То же и с поп-артом. Портрет - это особый жанр. Художник рисует их либо по заказу (тогда у работы заранее есть покупатель), либо с каких-то близких для себя людей (в этом случае он вряд ли захочет отдать эту картину). А жанровые сцены рисовать очень сложно. Где взять натуру? Раньше были какие-то колоритные рынки, другие общественные места, куда можно было выбраться за набросками. Сейчас все это во многом утрачено. Художник не пойдет в универмаг, чтобы подсмотреть интересную сцену.

      - Но он может взять фотоаппарат и наснимать жанровых картинок на улице, на каких-нибудь праздниках, церковных торжествах... А потом перенести это на холст.

      - Дело в том, что настоящие художники не ходят с фотоаппаратами. Они ходят с этюдниками и работают с натурой, а не с отпечатками.

      - Отразился ли на работе галереи мировой финансовый кризис?

      - Кризис, конечно, сказывается. Был период - дней десять, наверное, когда хотелось просто бросить всё и где-нибудь отсидеться. Но потом эмоции схлынули. И дела немного наладились. Вообще, я заметила, что активность покупателей непостижимым образом связана с ценой на нефть: когда она падает, покупками перестают интересоваться, копят деньги "на чёрный день". Но стоит нефти хоть чуть-чуть подорожать, в людях просыпается вера в будущее, и они тут же тратят накопленное. Кто-то - на модную одежду, кто-то - на телевизор или машину, кто-то - на искусство. Картины снова покупают - для радости, для эмоций, которых недостает в жизни. И я понимаю - это такой путь. На нём не каждый день светит солнце, бывают и дождь, и снег, и морозы. А потом снова приходит весна...

Валентина Кудрявцева
фото автора


Официальный сайт галереи "Мансарда" - город Владимир

Copyright © StudioZ (Yury&Anna Zinkovsky). Все права защищены.
Сайт работает с 14.12.2010